Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:51 

Гарри Поттер и тень героя

Erovin
Ich brauche einen neuen Kopf. Der alte denkt zu viel.
Гарри Поттер и тень героя
ficbook.net/readfic/4684556


Направленность: Гет
Автор: Erovin (ficbook.net/authors/324206)
Беты (редакторы): AnnHarmony (ficbook.net/authors/129292)
Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер»
Основные персонажи: Гарри Поттер (Мальчик-Который-Выжил)
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Фэнтези, Экшн (action), Hurt/comfort, AU

По заявке: Гарри вовсе не Гарри. Он победил Темного Лорда и больше не нужен. (ficbook.net/requests/74730)

Описание:

Главное испытание в жизни Гарри Поттера позади. Он выполнил предназначение, то, чего от него все ждали: Тёмный Лорд мёртв. А вместе с ним и победитель, который слишком много знает и помнит.

===Первая глава===

=====Послевкусие победы=====



Когда Гарри проснулся, то первым делом опасливо огляделся. Не приснилось ли ему всё? Что, если никакой битвы не было? Может, и Риддл ещё жив? Он слепо ощупал постель, на которой спал, и схватил свои очки. Вздыхая тяжело и рвано, Гарри сообразил, что находится в своей бывшей спальне в башне Гриффиндора. Он вспомнил, как поднялся сюда вместе с Роном, а после Кикимер принёс им бутербродов и тыквенного сока. Еда всё ещё была нетронутой на тумбочке возле кровати. Гарри потянулся, чувствуя во всём теле отголоски боли. Кажется, он пил какое-то заживляющее зелье, перед тем как уснуть, и оно подействовало лишь отчасти.

— Рон, ты здесь? — тихо позвал Гарри, но почти сразу заметил, что в комнате кроме него никого нет. Он встал, поморщившись от ломоты в костях, и подошёл к окну. Внизу копошилось множество людей. Они кричали, размахивали руками и помогали друг другу. Каждый из них старался внести свой вклад в очистку хогвартского двора от завалов и тел погибших. Гарри тяжело вздохнул. Как ни утешай себя, а на его совести столько смертей, в этом Риддл был прав: они гибли ради него. Родители, Сириус, Дамблдор, Фрэд, Люпин — это ужасно! Каждое имя пробивало его тело слабым Круцио. Гарри отдал бы очень много, чтобы вернуть их. Жаль, что это лишь глупые мечты, которые давно пора бы оставить. Реальность куда суровее, чем её рисует воображение ребёнка. И вот именно сейчас, глядя на то, что осталось от замка, горящий лес, обломки моста, Гарри почувствовал себя по-настоящему взрослым.

За спиной послышался глухой хлопок, характерный для трансгрессии домовиков.

— Хозяин проснулся как раз вовремя, — раздался хриплый ворчливый голос Кикимера. Гарри обернулся к нему. Эльф скрючился у его кровати и недобро смотрел на бутерброды. Словно, раз Гарри их не съел добровольно, Кикимер планирует силой запихать их ему в глотку.

— Вовремя? Я поспал бы ещё пару-тройку лет. Но мне ведь это не светит, да, ворчун? Что стряслось?

— Хозяина зовёт Минерва МакГонагалл в директорский кабинет. Она велела передать, что это крайне важно и следует поторопиться, — проскрипел Кикимер, обращая на Гарри внимания не больше, чем на пыль под кроватью. Он принялся собирать еду на поднос, кряхтя и бубня под нос.

— Хорошо, — Гарри кивнул и, перед тем как домовик улетучился, схватил один бутерброд. Он быстро жевал его, одеваясь в грязную и рваную после битвы одежду. Но другой у него в Хогвартсе не было, а эта подтверждала всё, что произошло накануне. Как и большой красно-розовый шрам на груди. Он походил на ожог размером с кулак, с раскинувшимися в разные стороны лучами-молниями. Словно шрама на лбу Гарри было мало.

Коридоры были заполнены людьми. Взрослые и ученики, наплевав на усталость и пережитый стресс, без раскачки принялись за восстановление любимого замка. Гарри почувствовал укол вины за то, что пока он спал, остальные уже развели такую бурную деятельность. Он не сомневался, что Гермиона и Рон тоже участвуют в этом. Только он — спаситель Гарри Поттер — прохлаждается!

«Великий Гарри Поттер, мальчик-который-выжил! Ленивый и нахальный!» — раздался в голове знакомый до судорожной боли и покалывания в глазах голос. Снэйп тоже мёртв.

Гарри потёр щиплющий нос, не позволяя себе расклеиться сейчас. Он должен узнать, что от него хочет МакГонагалл. Вдруг это что-то важное? Не время предаваться скорби! Встречные почтительно расступались перед Гарри, улыбались, хлопали его по плечам, говорили что-то одобрительное вслед. Он всем кивал и старался отвечать, но ноги сами всё быстрее несли его к горгулье. Гарри нутром чувствовал, что в кабинете директора узнает что-то важное, жаль, что друзей с ним нет. Но что, если они оказались расторопнее Гарри и уже ждут его вместе с деканом Гриффиндора?

Статуя пропустила его без дополнительных просьб и паролей. Гарри быстро влетел по ступенькам. На пороге он замер, различив голоса внутри.

— Альбус, это возмутительно! Я не могу поверить! Ничего более отвратительного я от тебя ещё никогда не слышала! — негодовала МакГонагалл. Её слова заставили сердце Гарри биться чаще.

— Я понимаю твои чувства, Минерва. Но прошу — успокойся. Тебе, как никому, сейчас нужен трезвый разум, — уговаривал голос Дамблдора, чуть шуршащий оттого, что он говорил с портрета.

— Трезвый разум, говоришь? Но я бы сейчас не отказалась от огневиски, клянусь Мерлином!

Гарри не стал больше подслушивать и, коротко постучав, вошёл в кабинет. Декан была опрятна, в чистой мантии и с тугим пучком на затылке. По ней ни один человек не разгадал бы, что прошлой ночью она не на жизнь, а на смерть сражалась с армией Пожирателей Смерти и Волан-де-Мортом лично. Лицо было строгим и сосредоточенным, она окинула Гарри придирчивым взглядом, словно в чём-то его подозревала. И в этот момент у Гарри появилось желание во что бы то ни стало перед ней оправдаться, уж больно сурово она сжимала губы в тонкую линию. Он не понимал, когда и в чём успел провиниться, но чувствовал себя именно так.

— Я не могу, Альбус! Ты должен сам всё объяснить, — отрезала МакГонагалл и обессиленно упала в директорское кресло. Там она выглядела естественно, так, что не оставалось сомнений, кто теперь займёт этот кабинет.

Гарри всё ещё ничего не понимал, но беспокойство в нём росло, он перевёл взгляд на портрет Дамблдора, а тот в свою очередь вздохнул и указал ему на свободный стул. Что ж. Это был плохой знак. Значит, сейчас Гарри узнает что-то, от чего ноги у него станут ватными и он не сумеет устоять на них.

— Мой мальчик, я должен тебе рассказать одну очень важную тайну. Боюсь, что прежде я не смел раскрыть её и тщательно хранил ото всех, — начал директор.

Гарри сел на стул и приготовился слушать долгий и витиеватый рассказ, который был единственным возможным способом общаться с Дамблдором.

— Я постараюсь ответить на твои вопросы, но сначала выслушай меня полностью. От начала и до конца. Итак. Вернёмся в год твоего рождения, — директор удобно расположился на портрете в резном кресле и сложил длинные пальцы на руках домиком. Он пристально разглядывал лицо Гарри, и тот даже чувствовал, как оно немного покалывает. — Тогда, чтобы выжить, были хороши все средства. А мы хотели не просто выжить, а победить зло! О пророчестве профессора Трелони ты уже знаешь. Но были и другие — они опровергали друг друга, путались. Я не знал, чему верить, где правда. Я всего только хотел спасти Джеймса, Лили и их ребёнка, прошу, не суди меня слишком строго! Я… выбрал другого мальчика вместо их сына и… выдал за настоящего Гарри Поттера. Наложил обманные чары для отвода глаз и отправил его на Тисовую улицу к Дурслям.

— Какого другого мальчика? — всё-таки не дождался окончания рассказа Гарри. Ему казалось, что директор тронулся умом и несёт какую-то бессвязную чушь. Он не понимал категорически ничего.

— Тебя. Я боялся того, что Том может возродиться и вернуться, чтобы закончить дело и всё же убить Поттеров. Потому для всех без исключения Лили и Джеймс были мертвы. Они забрали Гарри и скрылись в Америке у сестры Джеймса — Мэриан. Я помог. В суматохе и всеобщем ликовании было не так сложно отправить троих человек за океан, где они уж точно будут в безопасности. Но пророчество Севиллы не давало мне покоя, я думал: что, если она права и нам действительно нужен избранный? Я выбрал тебя, с помощью древних и очень сложных чар я перенёс крестраж из Гарри в теб…

— Мои родители живы? — нетерпеливо перебил Гарри. Он не мог больше сидеть и вскочил на ноги, переминался с одной на другую и судорожно сжимал кулаки. То, что говорил директор, было настолько нереально, что он перестал различать, во что можно верить, а что — откровенный бред. Сердце тревожно билось от мысли, что он всё же увидит своих родителей.

— Лили и Джеймс живы. Но они не твои родители, мой мальчик. Ты — не Гарри Поттер. Твоё настоящее имя — Итан Райт. Я забрал тебя у Элеоноры и Николаса Райтов, чтобы заменить Гарри Поттера. Дал тебе его внешность и имя. И его судьбу, — печальным тоном проговорил Дамблдор. По его виду было сложно разобрать, опечален он или раскаивается, или хочет лимонных долек, которые стояли на столе перед застывшей в одной позе МакГонагалл.

Гарри задохнулся от волнения и почувствовал, как пол кабинета стремительно уехал у него из-под ног. Это чувство было схоже с тем, что он испытывал, когда лестницы меняли направление. В каком бы направлении бы он ни шёл, замок сам решал, куда ему прийти. Так и теперь, только в сотню раз хуже. А главное, голова упорно отказывалась признавать, что всё, сказанное Дамблдором — правда. Сознание на секунду померкло, но тут же вернулось. Гарри уцепился пальцами за спинку стула и вернулся на своё место, пустым взглядом рассматривая туфли на ногах одного из взволнованных бывших директоров. Они перешёптывались друг с другом, сходились на одном портрете, оценивающе рассматривали Гарри, словно в его внешности что-то поменялось.

— Прошу вас успокоиться, господа! — строго одёрнула их декан. Он подошла к Гарри и сжала его плечо. — Ты понял всё, что сказал директор, Поттер?

— Как минимум то, что я — не Поттер, профессор, — слабо отозвался Гарри. Голова кружилась, и ему казалось, что злосчастный бутерброд вот-вот запросится наружу. В таком состоянии он не мог соображать, слишком уж большое потрясение. Гарри был нужен покой и пару часов тишины, чтобы всё обдумать.

— Значит… Вы взяли совершенно постороннего ребёнка, который подходил по возрасту и поменяли с Гарри Поттером, — повторил Гарри. Ему было сложно говорить о себе в третьем лице. Раздвоение личности какое-то! — А Джеймс, Лили и сам, настоящий Гарри отправились в Америку и живы до сих пор?

— Всё именно так, мой мальчик. Ты прав.

— А Элеонора и Николас Райт? — Гарри понимал, что это глупо, но вдруг ему повезёт, а в этих новостях хоть что-то окажется хорошим.

— Они были Пожирателями Смерти, служили Тому. Их посадили в Азкабан в числе первых…

— То есть… вы позволили их туда посадить, чтобы они не могли вам помешать? — тут же вспылил Гарри. Всё, что он узнал прежде, ещё можно было пережить. Но правда о настоящих родителях добила. Он схватился руками за голову и опустился к коленям, затылок пульсировал болью, и казалось, что даже волосы шевелятся, а глаза прокручиваются в глазницах.

— Они были не лучше тех, кто вчера пришёл в Хогвартс вместе с Томом, — отчего-то очень жёстко, как совсем не свойственно Дамблдору, отчеканил он.

— Так, значит, всё? Подмена больше не нужна? Риддл мёртв, и теперь мои роди… Джеймс, Лили и их настоящий сын вернутся? — грубовато спросил Гарри. Ему показалось, что всё, что дальше скажет директор, он уже знает. Конечно, не нужен. Вернётся настоящий Гарри Поттер и будет вместо него собирать трофеи и получать поздравления с победой. А его самого вышвырнут, как использованный материал! Выжатый и выпотрошенный, с перевёрнутой душой наизнанку.

— Я хочу дать тебе шанс, Итан. Ты будешь свободен. Сможешь жить, как тебе вздумается и делать что угодно. Никто не будет тыкать пальцем и заглядывать в окна. Тебя ведь всегда тяготила эта популярность, — развёл руками Дамблдор.

— Лучше бы вы дали шанс Райтам уехать в Америку и там воспитывать своего настоящего сына! А не кидали меня на амбразуру, чтобы заменить кого-то! Я был бы неимоверно счастлив не участвовать во всём этом! — закричал Гарри, вскакивая на ноги. Он не мог принять своего нового имени и происхождения. — Отличная свобода, директор! Вместо того чтобы быть самим собой, я должен стать ребёнком Пожирателей смерти, никем, без истории, без прошлого и, вероятнее всего — без будущего!

Не в силах оставаться в кабинете под изучающими взглядами бывших директоров и рядом со взволнованной МакГонагалл, Гарри выбежал оттуда. Он как никогда понимал своего декана. Огневиски именно то, что сейчас нужно. Но прежде нужно найти друзей, рассказать им всё. Что они на это скажут? Рон не поверит и зависнет на какое-то время, а Гермиона нахмурится и станет рассуждать о том, как теперь налаживать новую жизнь. Гарри едва не кубарем слетел по лестнице и оказался в коридоре. Он пожалел, что с собой нет карты мародёров, чтобы найти друзей. Карта и мантия-невидимка! Они ведь не принадлежат ему по праву. Это наследство Джеймса, не имеющее никакого отношения к сыну Пожирателей.

К счастью, он заметил рыжую голову Рона, который возвышался над небольшой группой и помогал разгребать обвал у главной лестницы. Гарри и сам не заметил, как оказался внизу. Он подбежал к нему, хотел окрикнуть и уволочь в тихое местечко, чтобы всё рассказать. Все очертания стали размытыми, и глаза сильно резало. Гарри остановился, чтобы протереть очки, и понял, что отлично видит без них.

— Эй, ты в порядке, приятель? — окрикнул его Рон, но тут же отвернулся, словно не узнал.

— Да, — ошарашенно выдохнул Гарри. Он увидел своё отражение в стеклянных осколках на полу и затаил дыхание. Медово-русые грязные волосы были неровно обрезаны ещё Гермионой в палатке и топорщились во все стороны. Черты лица изменились до неузнаваемости, нос чуть вздёрнулся, скулы подчеркнулись, глаза стали больше и поменяли цвет. Не осталось ярко-зелёного оттенка Лили, теперь карие глаза медленно наполнялись слезами. Равномерно с тем, как Гарри осознавал, что это — не действие оборотного зелья, таким теперь ему быть всегда. Так вот почему директора разглядывали его с таким интересом и лицо неприятно ломило. Действие обманных чар Дамблдора закончилось и врождённая внешность вернулась. Но почему это произошло именно теперь?

— Рон, нам нужно поговорить, — Гарри потянул друга за локоть. Его голос тоже изменился, будто в нём ничего не осталось от Гарри Поттера.

— Ам. Да, конечно. А ты кто? — Рон отвлёкся от своего занятия и принялся напряжённо разглядывать Гарри. Он не мог не заметить, что незнакомец одет совсем как его лучший друг.

— Не знаю, что и ответить, — раздражённо буркнул Гарри. Он потянулся рукой ко лбу. — Шрам на месте?

— Н-нет. Гарри, это ты, что ли? — Рон всё ещё сомневался, слегка склонил голову набок и прищурился.

— Вот! Смотри! — Гарри вскинул руку ближе к глазам Рона и показал ему надпись «Я не должен лгать». Она была на там, где и раньше. Гарри осмотрелся. В коридоре слишком много любопытных глаз и ушей, им нужно найти Гермиону и поговорить всем вместе.

— Ого! Ты что, наглотался оборотного зелья? Зачем?

— Ты знаешь, где Гермиона? — Гарри потянул Рона к лестнице, мысленно прикидывая, где она может быть? Очень хорошо, что Рон сразу узнал его и не стал задавать тысячу проверяющих вопросов. Гарри был совсем не в духе, чтобы кому-то объяснить то, что он и сам не понимал. Потому-то и нужна была Гермиона. Может, хоть она что-то разъяснит.

— Она собиралась пойти в Большой Зал. Там устроили лазарет, она хотела помочь раненным, — объяснил Рон.

Он не отставал от Гарри, с любопытством его рассматривая. Гарри раздражал его взгляд, но и равнодушие встречных им людей он тоже заметил. Не в пример дороге в кабинет директора, сейчас его никто не трогал и даже не замечал, словно он был в мантии-невидимке. На долю секунды он поверил в то, что Дамблдор прав и освобождение от гнетущей популярности и правда можно считать свободой. Но Гарри стразу же прогнал эту бредовую мысль, ведь отказаться от себя ради того, чтобы стать пустым местом, не хотелось даже ему.

Гермиона появилась у них на пути рядом с большим залом. Гарри только мельком заглянул туда, но сразу же отвернулся.

— Рон! Я везде ищу тебя! — воскликнула она. — Нас зовёт МакГонагалл! Это касается… — она немного замялась, не желая говорить ничего при постороннем, и окинула Гарри цепким взглядом. — Привет.

— Привет. И это касается Гарри Поттера, не так ли? — закончил за неё Гарри.

На секунду повисла тишина, пока Гермиона уже более внимательно осматривала его. Она с сомнением свела брови и немного наклонила голову.

— Это Гарри, — громко шепнул ей на ухо Рон.

— Пойдёмте в выручай-комнату, — предложил Гарри и, не дожидаясь их согласия, стал подниматься наверх. — Я был в кабинете директора. Дамблдор рассказал мне кое-что важное. Вы должны знать.

Он слышал, как Гермиона и Рон тихо переговаривались за спиной, но не придавал этому значения. Куда больше его терзали собственные мысли. Выручай-комната не заставила себя ждать и гостеприимно пустила троицу. Внутри горел камин и стояло три мягких бордовых кресла рядом.

— Итак? — Гермиона выжидающе смотрела на Гарри. Она осталась стоять и теперь возвышалась над ними, напоминая строгим лицом Минерву МакГонагалл.

— То, что вы видите сейчас — это никакое не оборотное зелье, — вздохнув, начал Гарри. Теперь, когда следовало всё рассказать, слова терялись и он не мог правильно их подобрать. — В общем… это моя настоящая внешность. Дамблдор сказал, что Лили и Джеймс Поттеры живы и вместе со своим сыном Гарри сейчас находятся в Америке у сестры Джеймса.

— Не знал, что у твоего отца была сестра, — встрял Рон.

— Я тоже нет, — кивнул Гарри. Он перевёл взгляд на Гермиону, но та молчала, поджав губы и строго глядя на него. — Он подменил ребёнка Поттеров на меня, чтобы дать им скрыться. А вот теперь, когда Волан-де-Морт мёртв, я больше не нужен.

— Я ничего не понял, старик. Ты говоришь о себе в третьем лице и множественном числе. Это что, такие симптомы звёздной болезни? — покачал головой Рон. Он потянулся, чтобы мимолётно потрогать лоб Гарри.

— Я тоже мало что понимаю. Но суть в том, что я — не настоящий Гарри Поттер. Точнее… все эти годы это был я, но… проклятье! Как же сложно всё объяснить, — Гарри было сложно дышать от волнения. Он запустил пальцы в волосы и чуть оттянул их. На друзей он старался не смотреть, чтобы не видеть в их лицах разочарования или ещё чего-то.

— Для начала успокойся. Ты это ты, мы с Роном видим это. Никто не сумел бы подделать твоё фирменное отчаянье так натурально, — заговорила наконец Гермиона. Она подошла ближе и положила Гарри руку на плечо. — Давай по порядку. Джеймс и Лили Поттер живы?

Гарри вскинул на неё благодарный взгляд и кивнул. Они столько пережили вместе, пили оборотное зелье, каждый день замечали мельчайшие детали в поведении и движениях, что теперь могли бы узнать друг друга. Ни Рон, ни Гермиона не сомневались, что перед ними их лучший друг — Гарри Поттер.

— Дальше. Ты — не их сын?

— Нет. Мои настоящие родители — Элеонора и Николас Райты… Пожиратели смерти.

В комнате повисла тяжёлая и гнетущая тишина. Гермиона, казалось, затаила дыхание. А Рон, наоборот, дышал шумно и часто. Гарри знал, что именно эта новость вызовет самое больше недоумение друзей. Образ героя Гарри Поттера, мальчика-который-выжил, никак не связывался с тем, что перед ними рассиживался в кресле сын Пожирателей.

— Ты что-то слышала о них? — с надеждой спросил Гарри. В его душе всё ещё теплилась надежда когда-нибудь обрести хотя бы подобие семьи.

— Нет, никогда. Но я могу это выяснить. Гарри… точнее… как твоё настоящее имя?

— Итан Райт.

— Гермиона, только не говори мне, что ты что-то понимаешь! — возмутился Рон. Его глаза были расширены, он то и дело запускал пальцы в рыжие лохмы и обкусывал губы.

— Рон, просто перестань удивляться и начни переваривать новости, — отчеканила Гермиона. — Как Дамблдор всё объяснил? Он назвал причину?

— Сказал, что хотел спасти роди… Поттеров и их ребёнка.

— Это я поняла. Я думала, что он захочет спрятать тебя. Чтобы оставшиеся на свободе Пожиратели не мстили, — задумчиво произнесла она.

— Ага! Причём задолго до того, как это понадобилось, — не к месту хохотнул Рон. — Лет на шестнадцать заранее.

— Что ещё говорил директор? — не обратила на Рона внимания Гермиона. По выражению её лица было заметно, что она напряжённо о чём-то думает и складывает все паззлы в картинке один к одному. Она уселась в кресло напротив Гарри и чуть наклонилась к нему, взяв его руки в свои и легонько сжимая.

— Ничего больше. Я вспылил и выбежал из кабинета, когда Дамблдр сказал, что мои настоящие родители в Азкабане, — признался Гарри. Он и сам понимал, что поступил опрометчиво, нахватал информации по верхам, но ничего толком не узнал.

— Что ж. Тогда нам следует всем вместе снова пойти туда и на этот раз выяснить всё, — заключила Гермиона и решительно встала со своего места. — Вставай, пойдёмте!

— Постойте-ка! Ты хочешь поговорить с портретом человека, который столько лет лгал? — вскинулся Рон. Он был очень взволнован и сжал кулаки до побелевших костяшек.

— У тебя есть другие предложения, как нам всё выяснить? — изогнула бровь Гермиона, но, не дожидаясь ответа, сразу же продолжила. — Кстати Гарри… точнее… Итан, есть ещё кое-что, чего вы с Роном не знаете.

Она взволнованно мяла пальцы и никак не решалась начать, но Гарри было уже почти всё равно. Разве может быть что-то, что шокирует его сильнее?

__________________________________________________________________________________



От автора:

Это моя первая работа по фэндому, так что, прошу поддержать работу отзывами и лайками на фикбуке (ficbook.net/readfic/4684556), если понравится:)

Вопрос: Поставил лайк на ФБ?
1. Да :-)  2  (66.67%)
2. Нет :-(  1  (33.33%)
Всего: 3

@темы: экшн(action), фэнтези, фики, тесты, романтика, макси, гет, в процессе, hurt/comfort, AU, R

Комментарии
2017-03-12 в 15:28 

что ж вы бросили такой замечательный фик? это же шедевр психологизма, я такое не напишу. а ну срочно вспоминайте задуманное и продолжайте.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Ежедневный пророк

главная